Как мы садили родовую рощу

  Те, кто знаком с серией книг В. Мегре «Анастасия», знакомы с идеей Родовой рощи. Вот и нас с мужем, эта идея чем-то задела. Сегодня я хочу поделиться, как мы создавали Родовую рощу и к чему это привело. Мы — это два взрослых сорокалетних человека: Наталия и Борис.

Первая попытка была лет 5 назад, на 30 садовых сотках. Так как места было маловато, деревья высаживали по периметру. Можно сказать, что Родовой рощи толком и не получилось. К «счастью» выяснилось, что через наши участки пойдёт федеральная трасса. Поэтому пришлось искать новое место для нас и наших родовых деревьев. Снова всё выкопали и перевезли, уже на 50 соток. В этот раз под родовую рощу выделили соток 15. И снова копали ямы, высаживали уже подросшие деревца в честь наших ушедших родителей, бабушек и дедушек. Садили и вспоминали их, всех кого помнили и о ком слышали от родных. А на следующий год был пожар, который уничтожил процентов 30 наших деревьев. И мы снова садили, снова вспоминали тех, в честь кого эти деревья растут. Рассказывали друг другу истории о них. Истории, которые знали сами и те, что слышали.

Осознание действительности

  Копание ям, посадка саженцев работа прозаическая и лишена какой-либо романтики. Нам просто хотелось отдать дань уважения нашим родным, которые жили в трудные времена и все-таки смогли продолжить свой род, в результате чего на свет появились мы. Сказать честно, мы до конца не осознавали, насколько это важно. Но, как оказалось, у этого действия есть и другие последствия. Новый этап начался с того, что в интернете натолкнулись на статейку, в которой цитировали одного зарубежного лидера (не средневекового, а нашего современника). В ней он давал рекомендации, что же нужно делать с непокорными славянскими народами. В числе рекомендаций была фраза: «…вырубайте их священные рощи…». И мы задумались, что же такое священная роща и почему он, иностранец знает, что это, а мы—нет? Почему священные рощи так важны, что нас нужно их лишить? Хорошо, что было, у кого спросить. Оказалось, что священная и родовая роща—это одно и то же!

Мы на верном пути

  Помните фильм «Аватар». Инструктаж перед решающей битвой: «… Мы пробьём такую брешь в их наследственной памяти, что они не подойдут к этому месту (священному дереву) меньше чем на 1000 км». Теперь можно представить, чего мы лишились, потеряв свои священные рощи? А наши деревья постепенно подрастают и, удивительным образом, приобретают черты тех людей, в честь кого они посажены. Конечно не в буквальном смысле, они так ощущаются. Кедрик, посаженный в честь деда Виталия, после пересадки долго болел, и теперь похож на сильно полысевшего человека, так как потерял много иголочек. Елочка, посаженная в честь бабушки Тони, пострадала от пожара и должна была бы погибнуть, как другие обгоревшие деревья, но она очень упорная и не сдалась. На голых ветках появились малюсенькие почки, которые за лето успели подрасти. Этой весной уже ясно — она восстановится. Когда приезжаем на участок. Подходим к родовым деревьям, здороваемся. Поначалу казалось странновато говорить дереву: — «Здравствуй бабушка». Теперь стало привычно. Смотрю на деревья, а вижу их, чувствую.

Общение с предками

  Однажды я садила чеснок. Вдруг возникло ощущение, как будто вместе с бабушкой одной рукой эти зубчики в землю вкладываем. Тепло так стало. Есть в нашем роду история про мою прабабушку. Она была из состоятельной семьи, но почему-то замуж вышла в 36 лет. Было это в 1914 году. Я спрашивала своего отца, почему так? Он отвечал что, наверное, капризная была, богатая. Однажды, работаю на участке. Вдруг, неожиданно, я понимаю, что знаю, почему у бабушке так получилось. Мне кажется, я даже почувствовала её присутствие — это она мне сказать пыталась, что не капризная она была. Она любила, но по какой-то причине с любимым человеком быть не могла. Потому и тянула так долго.

Наши корни

  Мы с мужем поняли, что очень мало знаем о своих родных и очень важных для нас людях. Стали «бегать» по родственникам собирать фотографии, истории о тех, кого должны бы знать с детства. Мой муж узнал, что его дед был хорошим бондарем. Говорит, что ему это помогает с деревом работать. Поначалу приезжая на наш участок я испытывала дискомфорт: люди далеко, с трёх сторон лес. Немного неуютно было. А теперь по-другому. Мы ведь к родным приехали. В тот день, когда у кого-то из бабушек или дедушек день рождения, мы с детьми подходим к их деревьям и рассказываем о том человеке.    Бывает, что иду с детьми мимо родовых деревьев, а они у меня спрашивают:— Мама, а это дерево в честь кого посажено?

  Думаю, что дети, выросшие рядом с родовой рощей (в которой растут и их деревья), будут иначе относиться к любому дереву. А вдруг это чья-то покинутая священная роща? Мы ещё не живём в нашем родовом поместье (только в этом году начинаем стройку), но когда приезжаем, чувствуем тёплое присутствие наших родных. Это ощущение постепенно нарастает. Учитывая наш маленький опыт, получается, что с нашими родными можно общаться, даже если их нет на этом свете, что они могут рассказать о себе, о своих родителях, чьи имена мы к своему стыду не сохранили. Рассказать, если мы готовы услышать. Священная роща, это наши корни, наша родовая ниточка к генетической памяти, ключик к заветной двери, за которой и находятся наши пращуры, готовые и желающие нам помочь. Но не слышат они наш зов, поскольку мы не помним их имена. Не помним, это не значит, что и не вспомним.

  Наша родовая роща первый шаг к восстановлению этого зова - зова Предков. Наталья и Борис


Далее...